Лента событий

Более точно
додо-экшн, 09 августа 2009

Микросимпозиум "Артефакты эпохи Шиповника"

Это небывалое событие предвосхищает выход основополагающей и исчерпывающей монографии "Всё. Книга Шиповника" авторства мирового светила в означенной области Евгения Васильевича Клюева.

Основной докладчик Микросимпозиума: Евгений Васильевич Клюев.

Убедительная просьба регистрироваться на Микросимпозиум "Артефакты эпохи Шиповника" заранее, путем оставления комментариев, а также являться без опозданий, к раздаче рабочих материалов Микросимпозиума "Артефакты эпохи Шиповника".

Место проведения Микросимпозиума "Артефакты эпохи Шиповника": научный и культурный центр "Артефак", Б. Дмитровка, 32, стр. 1
Начало Микросимпозиума "Артефакты эпохи Шиповника": 11 августа, 19:30.
додо-кино, 06 августа 2009

Вверх // мультик-миф о воздухоплаваниях внутренних и внешних, 2009, реж. Пит Доктер, Боб Петерсон

Антигламурная история о том, что даже в 78 лет не поздно отправляться на поиски приключений по зову мечты. И огромное уважение создателям, что не побоялись сделать главным героем старика. Пускай вместо сверкающей голливудской улыбки здесь вставная челюсть, пускай на его месте не мускулистый мачо и не гламурная блондинка. Как оказалось, совсем не внешняя атрибутика делает героя героем.

Для овдовевшего старика Карла Фредриксена устоявшийся порядок вещей оказывается единственным спасением перед лицом беспощадно наступающей урбанизации. Его деревянный домик в окружении безликих небоскрёбов из стекла и бетона вызывает в памяти картину из советского мультика про домовёнка Кузю. Но если Кузя находит себе новое прибежище, то для Карла ситуация безвыходна: ему грозит дом престарелых, а его уютное жилище, с такой любовью обустроенное ещё в молодости им и его любимой женой, будет неминуемо отсужено.

Ясное дело, что перспектива провести остаток жизни в казённой атмосфере стариковского приюта Карлу не по душе. Это толкает его на поистине нонконформистский поступок. Пускай и состарившийся, хрустящий суставами и страдающий ревматизмом, но Карл оказывается настоящим бунтарём и эскапистом. Но это не банальный побег от проблемы, это, преследование цели и достижение мечты, которая ещё в детстве завладела Карлом и его будущей женой. Но жизнь распорядилась по своему, и все долгие годы мечта так и оставалась лишь картинкой в дневнике его жены, да рисунком, который она нарисовала над камином в гостиной. Кто бы мог подумать, что для путешествия в столь отдалённую точку планеты совсем необязательно выходить из дома.



Пусть и запоздало, но Карл летит к своей мечте на всех шарах и даже парусах. Этот полёт превращается для него в вереницу фантастических приключений, в череду испытаний, в ходе которых Карлу не раз предстоит делать тяжёлый выбор. Выбор между любимым миром вещей, которые хранят память, и миром живых существ, которых он повстречал совсем недавно и к которым ещё не выработал сколь-нибудь определённого отношения.

Для старика это действительно выбор нелёгкий: в его доме каждая мелочь, напоминающая ему о прежних счастливых годах, имеет огромное значение, и он бережно пытается сохранить этот воздушный музей от разрушения, которому тот то и дело подвергается. И лишь достигнув цели, добравшись до заветного места, Карл понимает, что счастливым это его не сделало, ведь он по-прежнему одинок. В этот момент происходит главное преображение героя. Он окончательно и бесповоротно делает свой выбор, жертвуя тем, что столько лет было для него воплощением прожитой жизни. К финалу Карл приходит обновлённым и даже помолодевшим. Его бесконечные и краткие "Нет" в итоге сменяются радостными "Да".

Отличная анимационная работа студии Pixar. Добрая, пронизанная светлой грустью, но при этом всё же оптимистичная и с юмором.
додо-кино, 03 августа 2009

Амели // волшебно-трепетная городская легенда, 2001, реж. Жан-Пьер Жене

Этому фильму совсем скоро исполнится 10 лет, но, как ни странно, с той поры едва ли наберётся десяток фильмов столь же оптимистичных, тёплых и ироничных и в то же время таких пронзительных.

Лишённая в детстве отцовской ласки и рано потерявшая мать, Амели росла фантазёркой и выдумщицей. Её воображаемый мир был населён существами, призванными восполнить недостаток родительского тепла.

Повзрослев, но сохранив детскую непосредственность, Амели прощается с отчим домом и начинает самостоятельную жизнь. Работает официанткой в кафе, снимает крохотную, но уютную квартирку. Случайная находка в её новом доме переворачивает жизнь героини с ног на голову и становится поистине знаковым событием, последствия которого сложно переоценить. Наделённая чрезмерным любопытством и самой что ни наесть светлой верой в людей, Амели превращается в молодую волшебницу и творит самые настоящие чудеса. Для неё это становится своего рода игрой, цель которой едва ли доступна осознанию героини. А цель эта так же банальна, как и труднодостижима и заключается в гармонизации окружающего пространства. Не без усилий со стороны Амели люди влюбляются, мирятся, прощают друг друга, словом, преодолевают трудности общения. А суетный будничный Париж расцветает яркими красками даже для нищего слепого. Однако, увлёкшись этой игрой и растворившись в помощи окружающим, Амели не замечает, что сама она по-прежнему одинока. Настаёт пора позаботиться о своём счастье, а это оказывается не так просто, ведь в какой-то момент её игра выходит из-под контроля и, как может показаться, оборачивается против неё самой.



Фильм очень тонко прочувствован и режиссёром и актёрами. В нём передано столько мельчайших психологических невербальных нюансов, что это как искрящиеся солнечные блики, если рассматривать хрусталь на просвет, а он ещё радужные отблески по окружающим предметам отбрасывает. Здесь отлично всё: сценарий, постановка, диалоги, видеоряд. А сколько здесь планов, где зритель видит героиню с верхней точки — такое построение кадра подчёркивает её глаза, и делает личико Одри Тоту таким прелестным. А ещё музыка. Это талантливое творение Янна Тьерсена, которым можно наслаждаться и после просмотра.
Фильм несёт в себе мощнейший позитивный заряд и оставляет после себя огромнейшее солнечное пятно прямо по всей душе сверху донизу, справа налево, вдоль и поперёк и шиворот-навыворот. Настоящая добрая сказка о том, что в чудеса лучше не просто верить, а ещё и делать их своими руками.

спасибо st_ef
додо-книги, 29 июля 2009

Мартин Миллар, “Добрые феечки Нью-Йорка”. – М.: Эксмо, СПб.: Домино, 2008

Все-таки выбирать книги по первой фразе – не самая плохая затея. “Добрые феечки Нью-Йорка” стартуют так, что треть открывших эту книгу влюбится в нее сразу и намертво. “Динни, ожиревший человеконенавистник, был худшим скрипачом Нью-Йорка, но тем не менее отважно упражнялся в игре, когда в окно его комнаты на четвертом этаже ввалились две очень милые феечки, которых немедленно стошнило на ковер”.

Еще треть будет сражена, перевернув страницу.
“- Кто вы такие, черт возьми? – спросила белка.
- Мы – феи, - ответил Браннок, и белка так и покатилась со смеху, потому что нью-йоркские белки – существа циничные и в фей не верят”.

Против оставшейся трети медицина бессильна, но Миллару хватит и тех, кто влюбился в его текст ранее. Тем более что среди них – Нил Гейман, написавший в предисловии, как он боялся читать “Добрых феечек…”, пока писал своих “Американских богов”: вдруг история о Нью-Йорке, переполненном феями, чем-то походит на его мифологическую сагу? И зря боялся – ничего общего нет, ни по форме, ни по содержанию. “Феечки” куда менее серьезны и замысловаты, они скорее походят на цветастый комикс, чем на увесистую сумрачную громадину “Американских богов”. И вообще они – сказка, а не миф, почувствуйте разницу.

О чем книжка? Если в трех словах – о приключениях шотландских феечек в Нью-Йорке. Если распространяться чуть больше – остановите меня, пожалуйста, если меня вдруг занесет куда-нибудь за границы экрана. Итак, несколько шотландских феечек из двух соперничающих кланов однажды надираются виски с волшебными грибами и оказываются в трюме самолета, летящего в Нью-Йорк. Так получилось, что они случайно утащили с собой пару фейских артефактов, а также наследников волшебного престола – в погоню за всем этим добром направляется фейный десант с Британских островов. Притом что Хизер и Мораг, феечки из первой фразы, и без того не пользовались любовью сородичей – за авангардные замашки, проявляющиеся, в частности, в стремлении играть на своих скрипочках панк-рок вместо традиционных рилов и хорнпайпов. “Сразу после этого Хизер с Мораг пронеслись по всей долине в футболках с самодельными надписями: «Задави меня хоть танком, все равно я буду панком», но, поскольку ни одна фея не знала, что такое танк, шутка не удалась”.

В Нью-Йорке феечки встречают мизантропа Динни и тяжелобольную прихиппованную девушку Кэрри – более далеких друг от друга людей сложно представить, но феечки все же задаются целью организовать им большую и чистую любовь. В промежутках между устроением судьбы “уже-почти-влюбленных-только-они-об-этом-все-еще-не-знают” (ой, кажется, меня занесло-таки за границы экрана…) Хизер и Мораг занимаются гонкой за постоянно исчезающими артефактами – в этом им помогают все феи многонационального города Вавилона: итальянские, африканские, китайские… Тут Миллару, в общем-то, плевать, что фейри – персонажи британского фольклора, и только. Фейный мир – просто отражение человеческого. Поэтому на родине Хизер и Мораг король фей организовывает промышленную революцию, заставляя подданных трудиться на заводах.

Самое большое достоинство этой книги (кроме головокружительного сюжета и призрака Джонни Тандерса, гитариста The New York Dolls) – ее доброта и неподдельная человечность. Вся эта клоунада не имела бы смысла, если бы не рассказывала в конечном счете о том, как сложно в нашем несправедливом мире бывает хорошим людям и искренним чувствам. И, коль скоро это сказка, то хорошие люди обязательно будут вознаграждены. В мире, в котором есть феи, иначе просто быть не может. А то, что эти феи пьют, как сапожники, и играют панк-рок – дело сто двадцать пятой важности, раз уж в комплекте к драному килту полагается добрая душа и обостренное чувство справедливости. Поверьте в фей, не будьте нью-йоркскими белками.

спасибо aldanare
додо-кино, 28 июля 2009

Как потерять друзей и заставить всех тебя ненавидеть // не по-дурацки дурацкая комедия, 2008, реж. Роберт Уэйд

Сидни Янг – локальный бунтовщик, выбившийся из пролетариев, но мечтает попасть в высшее общество и там вращаться. Как-то ему звонит издатель журнала «Гламур» и Сидни сначала бунтует в трубку, а потом узнает, что ему предлагают место журналиста и сразу соглашается. Он твердо намерен встряхнуть мир глянца и поставить его с головы на задницу. Но мир гламура предлагает всем встроенным в него бунтовать лишь по общим правилам, или – забвение.

Поданный в чудовищно-стёбной манере, «Как потерять друзей..» продолжает старую тему про борьбу с удушьем социума, начатую fight club’ом и продолженную рекламщиками в 99 франках. Если ты работаешь не на себя, в любом обществе ты можешь иметь успех, только будучи встроенным в него.
Бунтарь, если он не встроен в модную тенденцию, – больное животное, на него смотрят снисходительно, как бы он складно не говорил про необходимость изменить мир и перевернуть систему. Общество усредняет, автор очень среднего слогана i’m lovin it спрыгнул с небоскрёба, а признание и соответствие ожиданиям продаются вместе.
«Как потерять друзей и заставить всех себя ненавидеть» - местами смешной до колик, шутливо-дурацкий рассказ про ценности в жизни: либо выбираешь вращение «в кругах» – и прощай, свобода; либо свой маленький мирок – и ты outstanding вне социальной иерархии. Говорить так, как этот фильм, о невыносимо серьёзных вещах – таких, как модус вивенди, – это, в моем понимании, верх таланта.
И когда грустный босс «Гламура» (в молодости – тоже бунтовщик) изрекает что-то вроде: «Ты хочешь разнести его в журнале не потому, что он никудышный режиссер, а потому, что его пригласили на вечеринку, а тебя нет!» - такая новая искренность кажется чистопробным откровением. Джек бунтовал против власти вещей, Октав Паранго – потому что не одолел себя, а Сидни Янг просто раскачивает лодку, чтобы волны вознесли его повыше. Бунту не нужен глубокомысленный мотив, он даже симпатичнее в исполнении недалёких. Этот мир спасет легкомыслие, я вам говорю!

спасибо rimeyer
додо-песни, 28 июля 2009

Black Holes & Revelations // Muse, 2006

Наши наэлектризованные и эклектичные британские друзья из Muse в своем предпоследнем отсюда альбоме ощутимо сменили траекторию полета, как-то еще более забританели (если это вообще возможно). Шершавость звука и новые вокальные выкрутасы солиста Беллами, включение некоторых неожиданных экзотических инструментов и - вдруг! - некоторые политические мотивы в текстах сделали этот альбом вполне отдельно стоящим.

Разные почтенные издания писали о "Черных дырах & прозрениях" разное и даже такое вот: "Muse всегда ухитрялись быть очаровательно жалкими, а на этот раз им удался вираж в еще большую жалкость".

Сие не помешало альбому насобирать несколько разных музыкальных призов и неплохо продать пяток синглов из него.

Ну и, конечно, как минимум два трека намертво вписаны в историю - в саундтрек к вполне заметному киноэпосу с продолжением, Twilight.


чпок, 28 июля 2009

Разруха и пыль коромыслом

В Додо-доме - второй день ремонта. Теперь мы видим столетний клейменый кирпич, воздуховоды и убитую лепнину столетней давности (домик наш - 1902 г. постройки).
Фотографий (пока) не будет, хотя, вероятно, следовало бы привезти профкамеру и снять эту пылевую и зольную завесу!
додо-кино, 22 июля 2009

Вальс с Баширом // трудный умный мультик, 2008, худ. Дэвид Полонски, аним. Йони Гудман

Документальные фильмы про войну нечасто хочется смотреть. Жутковато, грустно, но, в общем-то, ничего не поделаешь. Бессмысленно как-то.

Вот исключение из непривлекательного тэга "фильмы о войне". "Вальс с Баширом", анимационный документальный фильм о воспоминаниях героя - событиях в Ливане двадцатипятилетней давности. На протяжении фильма он встречается со всеми, кто был с ним в то время, чтобы их рассказы восстановили картины, которые его память предпочла забыть.

Честно, фильм похож на сон - тяжелый и затягивающий. Ближе к концу фильма невольно ждешь титров "Доброе утро и спасибо за внимание, смотрите чужие сны в кинотеатрах Кинофлота". Пробуждение будет, но оно из тех спойлеров, о которых категорически нельзя писать в рецензиях, чтобы не испортить впечатление.

С первой же сцены цепляет цвет. Пронзительно синий и горящий желтый, первые несколько минут идут исключительно в этих тонах.



Пустой город в сумерках и бегущая по нему стая собак. Звук ударяющихся о землю лап, тяжелого дыхания. Музыка, которая следует за собаками в пустом городе. Это действительно завораживает. Первые полчаса - ловля исключительного кайфа от цвета и звука, потом немного привыкаешь и включаешься в сюжет. Кстати, автор саундтрека, Макс Рихтер, заслуживает отдельных упоминаний - сложно представить лучшую музыку для этого фильма. Что отличает все гениальные саундтреки, ее хочется скачать и слушать отдельно.

В "Вальсе с Баширом" голосами реальных свидетелей тех событий Ари Фольман успевает сказать многое - о страхе смерти, об отношениях, о свойствах человеческой памяти. Особенно громко он говорит о бессмысленности войны. Диалог:

- Ты не сказал, что нам делать!
- Стрелять!
- В кого?
- Откуда я знаю? Просто стреляйте!
- Может, лучше начать молиться?
- Тогда молись и стреляй!

Анимация делает фильм похожим на сон, но ни на йоту не уменьшает его документальности. Все эмоции настоящие. Желание мира - не хипповское "мы все лепестки одной ромашки", а реальная тоска солдата по жизни, почти потерянной за пылью от танков и бряцанием оружия.

Слова героев, саундтрек, цвет и динамика в каждом повороте "камеры" смешиваются в одно глобальное ощущение выстрела - тобой выстрелили, ты пуля, ты несешься прямо в голову какого-то несчастного солдата почти целую вечность, и уже ничего нельзя сделать, как и нельзя забыть полностью. Герой вернет все свои воспоминания, а вместе с ним и зрители.

спасибо tarien-ll
додо-песни, 22 июля 2009

Galleon // Galleon, 2002

Филипп Лоран и Жиль Фаи, оба из Марселя, ворвались в чарты в 2002 году, со своей жизнеутверждающей смесью диско-хауса и синти-попа в лучших традициях восьмидесятых. Ничего нового эти двое не придумали, просто взяли лучшее из своих любимых Duran Duran, Simple Minds, Duft Punk.

14 треков для того чтобы добавить позитивного настроя в свой день или озвучить легкомысленное времяпрепровождение, вот примерно так:

No reason to be ashamed
No reason to be sad
Can you feel the other place?
Don't you feel so fine?
Forever have a good time
I just want to be happy now
The music is deep inside
So baby can you try?
We can find,
So, I begin



спасибо ladybuggtv
чпок, 20 июля 2009

коты делают день

Итак, Додо-гнездо начинает становиться самим собой: вчера в него был запущен ритуальный кот.
Запуск кота powered by Чеширский Кот.
додо-кино, 17 июля 2009

Звездная пыль // Авантюрно-фантастическая история, 2007, реж. Мэттью Вон

Сказочное дело Терри Гиллиама, сваявшего уморных «Братьев Гримм», продолжено. Режиссер Мэттью Вон, метко запульнувший Дэниела Крейга в Джеймсы Бонды снял роскошную, стебную, реально-психологичную черноюморную сказку про любовь и упавшую звезду – «Звездная пыль».

Уже сам сюжет сказки лежит за гранью добра и зла. Одно из селений Старой Англии граничит невысокой стеной со Сказочным Королевством, полным чародеев и волшебства. В Королевстве умер король, запустив предварительно в небо ожерелье с рубином – и теперь кто из (оставшихся в живых после споров за трон) семи наследников-принцев найдет рубин, тот и станет новым королем.

Ожерелье же, прочертив просто спутниковую траекторию, врезалось в звезду – и вместе они рухнули на землю, образовав воронку как от Тунгусского метеорита.

Павшая звезда крайне интересует трех состарившихся ведьм – употребленная в пищу, она становится источником новой молодости! Но еще больше павшая звезда интересует молодого англичанина по имени Тристан – простого и наивного юношу, которому не повезло влюбиться в местную эгоистку-красавицу Викторию. Утоленная ухаживаниями Тристана, Виктория отправила его искать звезду ей на день рождения, пообещав выйти за него в случае успеха.



Противостояние трех заинтересованных сторон в фильме практически не дает заскучать: баланс сил рассчитан не хуже, чем в каком-нибудь Warcraft’e – к тому же история то тут, то там фонтанирует шутками и остротами, а из многих эпизодов явственно торчат уши психологии. А уж с тех пор, как появляется капитан Шек Спир – грозный ловец молний (Роберт де Ниро) – фильм вообще превращается в один сплошной кан-кан.

Есть, конечно, и недоделки: некоторые сюжетные линии соединены явно натужно, искусственно; кое-чему бы не поверил Станиславский; а главное – история не несет никакой яркой морали, идеи «на острие копья». К сказкам уже привыкли – и эта, сшитая, в общем, из разноцветных лоскутов огромного Всесказочного Одеяла, своей забавной незамысловатостью вызывает некий «синдром несбывшихся ожиданий». А смерть главзлодейки (думаю, это даже не спойлер: среди злодеев в Голливуде смертность вообще зашкаливает:) несколько непонятна и даже нелогична.

И все равно «Звездная пыль» - одна из лучших сказок для детей от 17 до 50-ти, ибо в ней слишком много элементов из реальной жизни, забавных уроков, симметрий и аналогий. Ивейн нужно научиться «контролировать свои эмоции» и не сиять так ярко, когда очень хорошо в обществе приятных ей людей – требование жизни… Тема несовпадений в выборе и своеобразной любовной слепоты – ярким трассером через весь сюжет. Наконец, капитан Шек Спир, о котором вообще – либо хорошо, либо ничего: слишком уж классно отжег, красавец!

А главное – в равной степени и мужская, и женская – тема любви «несмотря на», без условий и ограничений. Это и готовность купить шампанское на последние деньги, чтобы посидеть под звездами с избранницей, и уйти через пролом в стене в неизвестность, на поиски упавшей с неба звезды, и вообще – простая и веселая способность любить и не заморачиваться, потому что сердце так легло.

И если бы вы знали, как внимательно на нас смотрят звёзды, вы бы тоже не сидели здесь, уставившись в монитор, а немедленно сорвались бы с места и помчались, куда велит сердце – обнимать своих любимых.

спасибо rimeyer
додо-книги, 17 июля 2009

Роман Воронежский. «Уроки кофе. (Пейте водка!)», - Livebook, 2007

Одним из признаков гениальности чего-нибудь является, на мой взгляд, особое ощущение, возникающее у наблюдателя (поглотителя) этого чего-нибудь, а именно: я не понимаю, как эта штука сделана, я не понимаю, как она работает, но как же лихо, черт возьми, она работает! И вот на этом детском изумлении нас и подлавливают гениальные творцы своего гениального чего-нибудь. В каком месте Ромы Воронежского рождаются его миниатюры, останется загадкой для анатомов, нейрофизиологов и литературоведов. Ну то есть понятно, что Рома – наш, землянин. И мы тоже в курсе пор Милна и Амундсена. Но вот так -

«Гутенберг, — строчил он, — изобрел печатный станок. Потом Попов изобрел радио. Однажды братья Люмьер изобрели кинематограф. Как-то раз Эдисону пришла в голову неплохая идея. Александр Белл изобрел телефон, а Вольфганг Моцарт — набор мелодий к нему. Генри Форд изобрел конвейер, а Архимед догадался сбросить яблоко на Исаака Ньютона. Джеймс Уатт внимательно смотрел на вырывающийся из чайника пар и что-то прикидывал, шевеля губами. Алан Александр Милн открыл Винни-Пуха и доказал существование Пятачка. В один прекрасный день Роальд Амундсен решил прогуляться. Леонардо да Винчи смотрел на улыбающуюся девушку и с тоской мечтал о вертолете.

А вот Борис Львович Розинг не стал изобретать телефон, паровой двигатель или печатный станок. Он поступил иначе. В 1907 году Борис Львович придумал электронно-лучевую трубку. Кстати, вот она».


мы совсем не в курсе. А?

Или, предположим,

Клип для discovery channel. Или bbc какого-нибудь. Показывают мегаполис. Спешат автомобили, прохожие, светофоры. Спешат. Потом показывают космическую станцию на орбите, а в ней космонавт в невесомости кушает из тюбика. Потом показывают дикую природу. Гепард бежит за антилопой. Ну, типа, планета, вся такая живая из себя. Минут десять, под величественную дорожку. И тут голос за кадром говорит: “Стоп. Снято”. Показывают мегаполис. Пешеходы остановились, усаживаются на дорогу, снимают пиджаки, закуривают. Выходят дядьки в комбинезонах, начинают выкапывать светофоры и разбирать небоскребы. Из одного авто вылезает мужик, с видимым удовольствием захлопывает дверцу ногой, вытаскивает ключ и проводит длинную царапину на борту. (Ну или пишет “Цой жив” на капоте.) Потом опять космическая станция. Невесомость вырубается, космонавт падает, встает, с омерзением смотрит на тюбик. И финал: дикая природа. Гепард стоит. Антилопа еще бежит, потом оглядывается, тормозит, и головой так кивает: че, типа, все? Подходит к гепарду, и они вместе А, вот еще: глава еврокомиссии читает доклад на саммите, вдруг замирает на полуслове и начинает громко смеяться, и весь евро-парламент вслед за ним.

Эх, ни одной съемочной группы знакомой нет.


И это не журнал «Крокодил» на 40 страниц, в его лучшие годы, – не успеешь начать, как он уже кончился. А целая книга с кипучей внутренней жизнью, с перекрестками, лифтами, бродячими аксолотлями, зваными полдниками и кучей прочего. И, что самое поразительное, автор как-то исхитрился за всем этим остаться на своем табурете, не удрать от читателя за обилие форм и продолжать разговор, несмотря на то, что собеседники давно пошли пятнами и валяются беспорядочно на линолеуме в пароксизме гогота.

Вот проблема с этими творческими людьми: они всегда желают быть композиторами, художниками и писателями. В результате производством труб большого диаметра занимаются бездарности.


***

— Эй, Семенов! — сказал я.
Семенов быстро отвинтил насадку, вынул шланг, слил осадок, ввернул предохранитель, переставил переключатель в исходное положение, отсоединил фильтры, установил зажим, проверил уровень, надел крышку, защелкнул держатели и испуганно повернулся ко мне.

***

Я нахожусь дома, а не в меню управления лицевым счетом. Дура!

***

отчего же ты не пишешь ты не пишешь ничего, может кончились чернила вдоль стеклянных берегов, может оператор связи неожиданно истек или почтальонский газик сбился с рук и сбился с ног не, не кончились чернила, шарик в ручке как живой, бьет копытами мой милый оператор мой связной, почтальон бежит веселый с бодрой пачкой телеграмм, и исправно прибывает спам и спам, а также спам

Но что самое занимательное – у автора нет задачи нас смешить. Боги комического занимаются на сцене своими будничными делами, обращая на нас нуль внимания по кельвину, а мы валяемся. Они кормят кур, сдают анализы, пишут кандидатские диссертации, ходят на лыжах, рубят капусту – а мы заливаемся, как соседские дети. И вот из-под таких авторов и вынимают тепленькими и в перышках книги смешного, которые мы потом дарим друг другу вместо аспирина, валокордина и киндер-сюрпризов.

Потому что человек сидит себе и готовит втихаря еду себе, не пытаясь подгадать под нас, а в итоге получается оно – самое вкусное.
додо-песни, 17 июля 2009

Ayreon // The Human Equation, 2004

Иногда нужно обязательно попасть в какую-нибудь беду, чтобы выйти наружу новым человеком. Мост через реку Смородина, праздник хеб-сед, сказочная птица, пожирающая плоть рыцаря, ее оседлавшего – не хотите?

Хорошо.

Он попал в автомобильную катастрофу и оказался лицом к лицу со своим богатым внутренним миром. Его жена и лучший друг сторожат его тело, пока душа странствует внутри самой себя, в лабиринте потаенных желаний, детских страхов и самых необычных фантазий. Здесь Любовь и Агония, Гордость и Надежда имеют свои лица, и, что неизмеримо важнее, голоса.

Арьен Лукассен, выдумщик, композитор и идейный вдохновитель группы Ayreon, состоящей в основном из приходящих музыкантов, выпустил альбом The Human Equation – рассказ о том, что происходит в голове у человека, лежащего в коме - в 2004 году. В записи принял участие Джеймс ЛаБри (Dream Theater).

Арьен – или средневековый бард Айреон из первого альбома The Final Experiment? Он творит музыку здесь и сейчас, или все это – его видения о том, каким должно быть будущее? И что, черт возьми, могло случиться в ясный солнечный день на абсолютно пустой дороге такого, чтобы произошла автомобильная катастрофа? Все взаимосвязано. Об этом – альбом The Human Equation.

Череда событий, обдуманные решения, случайные мысли, стремление вперед или жажда покоя – вот он, непостижимый узор, лежит перед тобой и пока что позволяет разгадывать себя, как головоломку. Хочется найти выход?

Пойдем.

Пойдем, решим уравнение человеческой судьбы вместе.

http://www.youtube.com/watch?v=uIT6vdjsqsc&feature=player_embedded

спасибо ptitsa_fogel
додо-песни, 12 июля 2009

Regina Spektor // Far, июнь-2009

Зачарованная женщина-ребенок Регина Спектор выпустила очередного техниколор-голубя из своих пианистических рук - пятый за восемь лет альбом, Far.

Фасон сказкорассказывания Регининого баюнства вполне примечателен, не говоря уж о широчайшем вокальном диапазоне и открытой, почти детской манере пения. Каждая ее песня - некая история без начала и конца, очерк, поэтизированный и положенный на музыку. Тексты Спектор - словно не для песен, будто были написаны некие довольно непростые по поэтике стихи, а Регина потом осторожно, как елочную игрушку, обложила их фортепианной, гитарной, перкуссионной партиями. Видимо, и поэтому тоже очень не всё равно, что же это за слова она там поет.

Регина говорит, что старается сделать каждую свою песню совершенно отдельно существующей, что не пытается создать "свой стиль". Но, как оказывается, из этого тоже получается стиль - анти-рефлексирующий, игровой и поразительно живой.


Far же, как Регина и обещает, весь разный: каждая баллада - сама по себе. Как сборник сказок народов мира или рассказов разных авторов. Есть песня-наощупь, Eet; есть притча о любви для самых маленьких, Two Birds, с замечательно простым фортепианным локомотивным стаккато; есть неожиданно суровеющие One More Time With Feeling и Laughing With; а есть совсем дурашливая Dance Anthem of the 80's.

Словом, проглядывая трек-лист этого альбома и тыкая на youtube всё подряд из него, понимаешь, что из каждой можно было бы, по традиции поп-музыки, сгородить отдельный маленький альбомчик, ан нет - Спектор это неинтересно.



додо-книги, 10 июля 2009

Артур Филлипс. "Прага" - Эксмо, 2006 г.

Почему книга Артура Филлипса "Прага" так называется, я узнала лишь в конце пятисотстраничного романа, в самом что ни на есть распоследнем абзаце. До этого момента название было единственным в книге, что вызывало у меня недоумение, поскольку действие разворачивается в Будапеште.

Сначала я даже думала про тупых американцев, которые не разбираются в европейских столицах, и им все равно, что там за река – Дунай или Влтава. Но роман меня так захватил, что я забыла о нелепом названии, а в конце Артур Филлипс мне все объяснил, додержав интригу до последнего.

"Прага" - это совершенный роман. Три части, пять главных героев, еще двое-трое - главные герои второго плана.

Молодой американец Джон Прайс приезжает в Будапешт летом 90-го года. Венгрия только что "отписалась" от коммунистов. Там уже свобода, но еще - баснословно дешево. легендарные кофейни ожили и зацвели. В Будапеште - голубой Дунай, игра в искренность, изобретенная американцем венгерского происхождения Чарлзом (Кароем) Габором, работница посольства Эмили - красотка с лошадиной челюстью, джазовая пианистка Надя с ломкими пальцами и невероятными историями, которые можно назвать "ХХ век и я".

Джон Прайс приехал в Будапешт, потому что хотел вернуть себе старшего брата Скотта. Скотт приехал в Будапешт, чтобы навсегда забыть о том, что когда-то у него была семья. Марк приехал в Будапешт, потому что пишет диссертацию о ностальгии, а ностальгия нигде не цветет так буйно, как в стране, которая только что с яростью отказалась от солидного куска истории. Эмили приехала в Будапешт, чтобы работать в посольстве - подавать кофе и помогать послу с выбором галстука. Наконец, Чарльз-Карой приехал в Будапешт, чтобы вложить деньги в родину своих родителей.

Будапешт девяностого - это такое вневременье. Очень красивая дырка от бублика. Рай для бездельников, отказавшихся от давно запрограммированной жизни (семья, карьера, капитал) в родном Айдахо или Небраске. Для американцев ненапряжной работы в Венгрии - непочатый край. А сколько девушек, желающих отряхнуться от старого мира и уехать с завидным женихом на запад! Джаз, летняя жара, неимоверное количество ликера "Уникум" и столько же гуляша способствуют расслаблению и ничегонеделанию. Но американцы, вместо того, чтобы отдыхать, получают такой мощный сеанс непрошенной психотерапии, что ни один скелет не остается в своем шкафу.

Сам Филлипс здесь выступает в качестве хроникера. Сюжет его романа как бы существует независимо от него. Автор всего лишь фиксирует немногочисленные события. "Прага" - это подглядывание в замочную скважину за чужой жизнью. И на первый взгляд, кажется, что эта жизнь придумана автором. А покопавшись в памяти, понимаешь, что именно такой жизнью ты и живешь.

спасибо glote
додо-книги, 08 июля 2009

Ник. Горькавый. "Астровитянка" - АСТ, 2009

В мире можно встретить множество разных книг. Есть многотиражные и выпендрежные, скрывающие под обложкой сундук звонких бесполезных слов. Есть важные и солидные издания, чьи обложки суровы, а высоконаучное содержание изложено четким и лаконичным языком хороших учебников. А есть книжки-притворы, чей характер вот так сразу и не распознаешь.

Эту мне буквально впихнули в руки со словами "Прочти, тебе понравится: Астровитянка - это Гарри Поттер по-Булычевски".

Если бы я ориентировалась на обложку или аннотацию - ни в жизнь бы за эту книжку не села. Ну какое мне дело до девочки с астероида, за которой охотится Мировое Зло? Корабль ее родителей разбился и несколько лет главная героиня жила одна на астероиде, общаясь с искусственным интеллектом. В день, когда ей исполнилось 13, маленькую колонию нашли спасатели и вернули ребенка в большой мир. Но враг, уничтоживший ее родителей, не дремлет...

Простой сюжет, избитый прием - правда?

Вот только сюжет в этой книге - не главное. Более важно то, что она - всамделишная. Настоящие научные теории, расчеты вероятностей, редко вспоминаемые свойства некоторых химических элементов в особых условиях, нестандартное использование постоянной Планка - все это позволяет читателю погрузиться в атмосферу мира настоящего, стопроцентного логика. Никки, Маугли-с-астероида - книжная девочка, которой в принципе не знакома социальная составляющая общества. Для нее нет понятия "невозможно" только потому, что она привыкла - если невозможно сделать то, что надо, это значит "смерть".

Астровитянка - это книга о том, как взаимодействует с миром человек, не знакомый с шаблонами поведения, зато очень хорошо понимающий, что такое "надо".
Может быть, это не самая лучшая книга даже в этом году. Почти наверняка есть и лучше. Просто эта - особенная.
Не так много книг пробуждает в читателе желание узнать больше и провоцирует острый приступ любопытства.

спасибо: © morry_slc

В архиве 1612 новостей, но то ли еще будет