Книги и чудеса в Культурном центре ЗИЛ

Лента событий

Более точно
додо-экшн, 06 июля 2009

Эрвин Олаф. "Последние события"// Московский дом Фотографии. Выставка, до 26 июля.

От голландского фотопровокатора и задумчиво-ироничного эстета Эрвина Олафа однажды потребовали, чтобы он убрал из экспозиции одну из своих фотографий по причине отсутствия на ней обнаженной натуры. Но это было давно.

На московской выставке Олаф показывает вполне обширную коллекцию запечатленных в более-менее "неподходящий" момент людей, хотя, конечно, изобразить пойманность врасплох - задача нелинейная и для фотографа, и для модели.


На сайте фотографа довольно жмотно по части примеров его фотографий, но обратите внимание на экспозицию в Антверпене - там, благодаря предпоследней картинке, становится понятно, почему люди тянутся к клоунам и одновременно боятся их ;).

На сайте же "Афиши" картинок чуточку побольше.
додо-кино, 06 июля 2009

Король-рыбак // Лирико-драматическая комедия, 1991, реж. Терри Гиллиам

Любители Терри Гиллиама знают, что каждое его изваяние - практически целиком и всегда само по себе, отдельно от всех остальных. Сам Гиллиам говорит, что все его фильмы о людях, получающих почти то, что хотели, но именно что почти, про персональный и непременно безумный квест, а также про маловероятные тандемы. "Король-рыбак" - и про то, и про другое, и про третье.


Выкрутасно-понтовый радиохлыщ Джек Лукас, сам того не ведая, в своем ночном эфире провоцирует некого конченого невропата на убийство. В результате жизнь одного застенчивого профессора истории меняется самым абсурдным и трагическим образом: его девушке, с которой он ужинает в ресторане, пулей разносит голову. Профессор, буквально сойдя с ума от произошедшего, присоединяется к армии нью-йоркских бомжей. Там, на помойках мегаполиса, начинается его личный крестовый поход за Святым Граалем, в который оказывается втянут и Лукас, и его любимая женщина, а также еще одна удивительная барышня и некоторые ни о чем не подозревающие жители помоек и благополучных кварталов города. В результате каждый из главных героев находит свой грааль - такой, какой нужен каждому из них.

"Король-рыбак" - невероятно пронзительный, абсурдно-смешной и нежный фильм. Гиллиам, вероятно, один из лучших киноспециалистов по психам и фрикам, и здесь это его знание разворачивается с эпическим размахом. Он, фильм, как настоящий городской юродивый, берет зрителя за лацканы пиджака и хриплым, срывающимся шепотом, вращая бельмоватыми, но бездонными глазами, сообщает, как страстно, истошно он его... и вот здесь возникает та самая огнедышащая смесь чувств, которая и сообщает жизни разумных существ ее неповторимый ужас и очарование.

Смотреть эту городскую квази-сказку попеременно то больно, то смешно, то страшно, то сладко. Инопланетный не всегда добрый эльф Аманда Пламмер на контрасте с роскошной, томной Мерседес Руэль; мачистый и вальяжный Бриджес рядом с трогательным и пугающим Робином Уильямсом. Концентрация блестящих ядовитых диалогов на квадратную минуту экранного времени близка к критической.

Фильм богат на вечные вопросы, заданные ловко и со вкусом:
- кто нормальный, а кто ненормальный?
- есть ли место подвигу в мирное время?
- можно ли найти иголку в стоге сена, сиречь Ту, Единственную (Того, Единственного), которая(-ый) свихнут так же и в ту же сторону?
- меняются ли люди?
- что нужно человеку для счастья?

Ответы тоже дают - в той манере, за которую мы любим Гиллиама.

Ну и цитата напоследок:

Джек Лукас (Бриджес): Где бы он был, Король Артур, без своей Гвиневеры?
Пэрри (Уильямс): Вероятно, счастливо женат.
Джек Лукас: Хм, это дурацкий... дурацкий пример.
додо-книги, 06 июля 2009

Игорь Юганов. "Телеги и гномы" - Лайвбук, 2007

«Сердце, часы, соитие, море, колыбель». «Часы» - единственное, что хочется вычеркнуть. Значит, окончательно потеряно только время.

Но вы обождите огорчаться и печалиться. Это я так, для задору. На самом же деле Игорь Юганов – поэт, прозаик и эссеист. Многоуважаемый литературный критик Владимир Иткин пишет о «Телегах и гномах» примерно следующее: «При широком жанровом диапазоне (от традиционных лирических стихов до уникального жанра "телеги и гномы"), при опоре на самые разные интеллектуально-литературные традиции (от Л. Шестова и дзенских коанов до К. Пруткова) книга эта, тем не менее, целостна - прежде всего авторским пафосом "додумывания до конца". Книга для всерьез грамотных». Вот что говорят о книге серьезные взрослые люди. И они правы. Но как-то суховато. Хочется вдаться в подробности.


Друзья мои, это книга, у которой умное сердце. Она унаследовала это добрище от своего автора, разумеется. Часто бывает так, что в книге, к примеру, огромное, просто гигантское сердце. Или ума – палата. А вот чтобы и то, и другое, да еще и не в виде просторного романа, где есть место для того, чтобы развернуться и развить и ум, и сердце, пока не кончились страницы, а в форме кратеньких, прямо телеграфных сообщений от автора к себе самому и к своему читателю, - это еще уметь надо. С такой книгой можно строить массу самых разнообразных отношений – ее можно читать насквозь, можно с конца, с середины, со второго раздела, с четвертого; можно зачитывать вслух друзьям, открывая книгу в случайном месте. А можно гадать по ней, как по «Книге Перемен». Задавать ей вопрос, называть номер страницы и строки и – перемолвливаться с автором словечком на занимающие темы.

Спросим Юганова: «Как быть с собою, таким сложным?» и зададим ему страницу - предположим, 182-ую, а строку – 4-ую сверху: «Если хочешь, чтобы бесы оставили тебя в покое, оставь для начала в покое их». Или так: «Отчего мне так неуклюже тут, с вами?», страница 178, 15-ая строка снизу: «Тюрьма запирается тем крепче, чем нестерпимее быть запертым». Или вот – всегда к месту! – «Чужая душа – не потёмки, скорее – сумерки. Иногда вечерние, а иногда утренние».

Юганов поет нам песни, предельно далекие от системы «куплет-припев-куплет-припев-припев-припев-последнее а-а-а». Он говорит нам то коан из пяти слов, то две страницы развернутого мясистого текста, истекающего соком красивой, детализированной мысли:

В головах у разных людей сложены камни различной величины. Мелкие камни приходят в движение часто и безопасно, большие трудно сдвинуть с места, но, потеряв равновесие, они производят значительные разрушения.

– Уж мои-то камни, – подумает здесь читатель, – хоть и сложены довольно устойчиво, но куда как велики, и потому требуют бережного обращения. – Как будто cодержимое его черепа представляет ценность для кого-нибудь кроме него самого!

Впрочем, если камни подолгу не трогать, они обрастают мхами, в расселинах скапливается земля, из семян, занесённых извне, прорастают кусты и деревья – с тем чтобы окрепшими корнями то ли удерживать конструкцию, то ли разрушать, взрывая залежавшееся.

Наивно было бы думать, что камни лежат для того, чтобы между ними неудобно росли деревья, но всё же придётся признать, что эта органическая жизнь более высоко организована, чем дающие ей приют валуны наших представлений и принципов.


Или вот, к примеру:

Наша вселенная сконструирована как странное зеркало. Какие бы (в том числе, и очень разные) духовные сущности ни смотрели (ни смотрелись) в него, отражения, которые они видят, выглядят довольно похожими. Не будь такого зеркала, мы бы вообще не смогли понимать друг друга.

Вы бы знали, как мне сейчас трудно: я пытаюсь описать вам самостоятельную небольшую галактику, выщипывая из нее отдельные звезды не самой большой величины и руководствуясь исключительно собственным глазомером да наобумом. Или пробую накормить вас роскошным пирогом, выщипывая из него изюм и собирая ложкой десертные вишенки с поверхности! А Юганов – это самостоятельная небольшая галактика и вкуснейший шедевр кулинарии одновременно.

Рискните подружиться с нею, с этой диковинной книгой, и вам станет внятно, что философия, «любовь к мудрости», озорная, нежная и пылкая, таится в вас и только ждет подходящего собеседника.
додо-песни, 06 июля 2009

The Pogues // Waiting For Herb

Шумные, многочисленные в своем текущем и всех предыдущих составах, The Pogues - англо-ирландский коллектив, так или иначе фигурирующий в музыке с 1982 года. Играют эти мужчины ирландский фолк, обильно приправленный панк-роком и джазом. Название группы происходит от искаженного в англоязычную сторону гэльского póg mo thóin, что означает "поцелуйте меня в ж".

Хоть коллектив, после очередного внутреннего взрыва, и воссоединился в начале нулевых, нового альбома пока не воспоследовало, а вот предпоследний перед последним распадом, 1993 г. производства, диск Waiting for Herb - занимательнейшее, буффонадное музыкальное действо, с обилием национальных гэльских и вполне себе роковых инструментов. Поскольку эта коллекция песен была записана уже после отбытия из коллектива его "сердца, души, мозга и печени", Шейна МакГоуана, то к ее созданию приложили руку практически все оставшиеся участники, и, кажется, она от этого только выиграла.

Под Waiting for Herb уместно и приятно верещать в легком подпитии (Tuesday Morning), твистовать (Smell of Petroleum), упражнять дикцию и, одновременно, пугаться (Haunting), а под занавес (Small Hours) брести рассветными улицами домой после ночной движухи.

чпок, 06 июля 2009

Dodo or not Dodo?

Ну вот, доделали мы додо-тест, насовали картинок, воткнули коды для вставки-куда-ни-попадя. теперь играемся!
чпок, 01 июля 2009

О том, как тут всё будет далее

Додо Спейс - это, конечно, не только записки о примечательных книгах, кинах, музыках и событиях. Совсем скоро начнется предумышленная утечка разнообразной информации о том, какие именно книги, кино, музыку и фиговины мы сгребаем в кучу - с подачи наших додо-коммунальщиков и по собственному разумению. Ну а дальше, уже в августе, появится полный каталог всего, что можно будет найти в нашем гнездовье на Рождественском бульваре.
додо-песни, 30 июня 2009

B.E.D. // Ver. 1.5

Альбом: Ver. 1.5
Исполнитель: B.E.D.
2004
Лейбл: BMG Japan
Стиль: house, lounge, acid jazz
Аналоги: Morcheeba, De Phaz

Beyond Every Definition (B.E.D.) — плод совместных трудов Gota Yashiki и James Wiltshire (известного как Jimmy Gomez и 6th Sense), а также приглашенной британской вокалистки - Chloe Myers, девы с невероятно нежным вокалом. Гота Яшики выучился игре на японских барабанах у своего отца и начал карьеру в Европе, работая с Mute Beat и Melon. Потом он вернулся в Японию, чтобы записать компиляцию Major Force.

Следующим этапом было сотрудничество с Soul II Soul и Bomb The Bass. Гота записал все инструменты в абсолютном хите Шинейд О'Коннор "Nothing Compares 2 U", а потом спродюсировал множество работ таких артистов, как Seal, Depeche Mode, Neneh Cherry и Bjork. А получился у них набор пронзительных нежных песен о любви, с налетом светлой грусти, под которые одинаково хорошо тосковать, работать или просто гулять по городу с фотоаппаратом и снимать влюбленные парочки.






спасибо: © ladybuggtv
а также silkdothat за ценные фактологические поправки
додо-кино, 30 июня 2009

Пенелопа // Романтическая комедия, 2007. Реж. Марк Палански

В результате некрасивой истории в далеком прошлом аристократическое лондонское семейство Уилхернов навлекает на себя страшное проклятье: спустя сколько-то поколений в семье рождается девочка со свиным пятачком вместо носа. Родители прячут ребёнка от пронырливых журналистов и всего света, даже устраивают поддельные похороны девочки. Когда Пенелопа становится юной девушкой, в доме Уилхернов начинают устраиваться тайные «смотрины» потенциальным женихам – потому что только брак с аристократом способен снять с девушки проклятье.


Эта красивая и очень романтичная сказка, по странному стечению обстоятельств именно в России впервые выпущенная в прокат, на удивление малоизвестна. Объяснить сей факт можно разве что проклятьем, которое лежит на всяком обществе, потому что настолько органичного, тонкого, умного и интересного фильма про любовное волшебство не появлялось бог знает как давно.
«Пенелопа» - первый продюсерский проект Риз Уизерспун и одновременно – дебютный фильм режиссера Марка Палански, до этого снявшего две короткометражки. Красотой каждого кадра и общим волшебством происходящей в нем истории этот фильм похож на работы старика Бёртона, тонкой иронией и нетривиальностью – вообще ни на что не похож.

Название, конечно же, отсылает к мифам Древней Греции – Пенелопа в фильме так же ловко избавляется от навязываемых ей женихов, как жена Одиссея у Гомера. Женихи в ужасе прыгают из окон второго этажа, увидев пятачок Пенелопы. А девушка продолжает вести свой замкнутый образ жизни – читает, слушает музыку, увлекается искусством и вообще оказывается чем дальше, тем прекрасней. Жадные до сенсаций журналисты, взбудораженные слухами, пытаются заполучить фотографию Пенелопы. Самый упорный из них – карлик по имени Лемон, потерявший на этом деле глаз, подсылает к Пенелопе в числе прочих женихов специально нанятого красавца и картёжника Макса.

Дальше случится небанальная любовная история, когда влюбленные не будут пол-фильма волочиться друг за другом и делать романтические глупости, а будут вести независимые жизни, развиваться, общаться и – скучать.

В какой-то момент в «Пенелопе» появится Риз Уизерспун в своем самом обаятельном на сегодняшний день экранном образе. Её независимая Энни, гоняющая на мотоцикле и, кажется, сильно пьющая, станет для Пенелопы образцом умной и интересной девушки, которая гуляет сама по себе и оценивает людей за то, кто они есть, а не за то, как выглядят и в какую колоду втиснуты. А искренне полюбивший Пенелопу картёжник Макс покажет нам, на что способен пойти ради любви настоящий человек и персонаж.

Несмотря на эту заезженную, в общем-то, пластинку про то, что любят не за внешность, а главной героине нужно принять себя такой, какая она есть, главный «месседж» «Пенелопы» - в другом, и он значительно глубже. Это фильм про то, что социум по своей сути - кошмарное зло, но победить его можно, а бояться глупо.
С самого начала в фильме удивляет, отчего все женихи так пугаются пятачка Пенелопы – он выглядит довольно мило, а её глаза, волосы, фигура вообще дают ей сто очков форы перед многими «красавицами» - даже с пятачком.

Марк Палански в своём фильме гениально рисует основную повадку общества – оно формирует отношение, причем отношение это совершенно не зависит от реального положения дел, а зависит подчас от дурацкого, однажды из-за ерунды наклеенного ярлыка. Ужас состоит в том, что дурацкие люди обоего пола впитывают общественное настроение как губка – и принимают его за своё собственное мнение. Вот, казалось бы, мало ли там кто – но уродиной Пенелопу считает прежде всего её мать! Не все, конечно, следуют мнению общества, но те, кто выбивается, чаще всего сами – такие же уроды в глазах большинства (карлик Лемон).

«Пенелопу» хорошо смотреть подросткам, особенно – непохожим на других умным девочкам, которым скучно на быдлянских дискотеках и в обществе красивых идиотов. С такой моральной поддержкой эти девочки-подростки, когда им рано или поздно начнут говорить «Никто так не одевается, делает, живет», смогут уверенно выдохнуть прямо в тупое общественное рыло: «А я – кто!».


спасибо: © rimeyer.
додо-книги, 30 июня 2009

Мэтт Рафф. “Канализация, газ & электричество”. – М.: Эксмо, 2007

“Ябба-Дабба-Ду" - это не латинское или греческое имя какой-нибудь генетически заблудшей марки тунца. "Ябба-Дабба-Ду" - это название подводной лодки, большой и зеленой, в розовый горошек. <...> Ходили слухи, что капитан "Яббы-Даббы-Ду" Фило Дюфрен был самым черным африканцем, оставшимся на планете Земля, но только одному человеку удалось запечатлеть его на фотографии, да и тот человек ничего о нем не рассказывала. Еще ходили слухи, что в "Яббе-Даббе-Ду" установлен вечный двигатель, секрет которого станет известен миру - плюс к тому сколько угодно жевательного мармелада, - как только человечество докажет, что достойно подобного дара”.


Всего вторая глава, а у читателя уже, как это принято нынче говорить, “выносит мозг”. Собственно, вынести его должна была уже аннотация: она честно предупреждает, что в книге речь идет о техногенном будущем, роботах-убийцах, самом высоком небоскребе в мире, акулах-мутантах из канализации, 181-летней ветеранше Гражданской войны и человеке по имени Янтарсон Чайнег. Первостатейный бардак, одним словом, и у читателя остается только один вопрос: “Зачем это все?” А мы создадим маленькую, но гордую интригу и ответим на этот вопрос чуть позже.

Пока попробуем пересказать роман в трех предложениях, что является задачей нетривиальной: вы когда-нибудь пробовали так пересказать “Алису в Стране Чудес” или “Автостопом по Галактике”? “Канализация, газ & электричество” им родня – это такая же абсурдистская суматоха о жизни, Вселенной и вообще. Перед нами недалекое будущее, для нас с вами уже практически прошлое, в котором экология скопытилась окончательно, все чернокожие вымерли от неизвестной науке пандемии (кроме негров с зелеными глазами, и объяснение этому в романе есть), а людей обслуживают андроиды, которых обозвали “электронеграми”. Бывшая жена креативного миллиардера и вообще славного парня Гарри Ганта, идеалистка Джоан Файн, берется расследовать убийство рейдера по имени Янтарсон Чайнег, которого забили до смерти томом романа Айн Рэнд “Атлант расправил плечи”. Рэнд присутствует в романе весьма зримо: ее голографическая копия, заключенная в электрическую лампу, ведет с Джоан длинные философские споры, чтобы в финале устроить такой сюрприз-сюрприз, что мало не покажется…

Рафф писал “Трилогию общественных работ” (подзаголовок романа) в начале девяностых, поэтому его “фантастика ближнего прицела” к моменту издания на русском уже почти превратилась в альтернативную историю. Автор густо пересыпает текст байками про известных личностей: скажем, Елизавета II с возрастом превращается в стервозную фурию, а Стив Джобс и вовсе заделался телепроповедником… Собственно, нарочито абсурдное, кривозеркальное будущее понадобилось автору для того, чтобы поговорить не о “фантастических допущениях”, дорогих сердцам ортодоксов от НФ, а о людях и о том, как они устроены.

У Мэтта Раффа, кроме отменного чувства юмора, есть и другой редкий дар: любить людей такими, какие они есть. Несовершенными, делающими глупости, имеющими право на ошибку. И полемика “Трилогии…” ведется не с философской доктриной Айн Рэнд (хотя “Атлант расправил плечи” в пересказе Раффа получается очень смешным), а скорее со всеми доктринами скопом: человек сложнее и ярче любой догмы, сколь бы безукоризненно логичной она не казалась. Поэтому искусственный разум всегда будет капитулировать перед человеком – ему никогда не научиться так же виртуозно делать глупости и совершать абсурдные поступки, как это умеют люди. В одном из эпизодов искусственный разум, желая запугать Джоан, утверждает, что знает, какая у нее любимая книга – и попадает впросак, потому что по читательскому билету Файн эту книгу брали ее мать и однокашница, а она никогда ее не читала. Документы не дают никакого знания о человеке, а сам он так же загадочен, как причина столь долгой жизни однорукой ветеранши Гражданской войны по прозвищу Змей.

Свобода повествования в этом и подобных текстах – демонстрация того, на что бывает способна свобода творчества, высший дар человечеству. “Как только человечество докажет, что достойно подобного дара”.


спасибо: © aldanare
чпок, 30 июня 2009

Сэнди, ай кен флай!

Ну вот, пожалуй, самая идиотская из возможных новостей любого сайта: уранашсайтзаработал!

Привет вам, дорогие додо, а также сочувствующие! Будьте как дома, приносите тортики, заводите тапочки. Сайт Додо Спейс открывает вам свои ворсистые объятия.
додо-игрища

Необычные украшения из обычной проволоки.

Вместе с прекрасной Анны Гнеденковой будем учиться делать из проволоки красоту-страшную-силу своими руками. Можно будет сделать - себе или в подарок к Грядущему Тому-Самому - кулон, кольцо или кафф-клипсу. Минимальный возраст участников - 12 лет, потому что нужна развитая мелкая моторика. Всем необходимым обеспечим, кроме инструмента - так что захватите с собой плоскогубцы. ;)

В архиве 1612 новостей, но то ли еще будет