Книги и чудеса в Культурном центре ЗИЛ

Голос Омара

Маня Борзенко Постоянный букжокей вт, 18 апреля

Семь я

"Тополь берлинский", Анне Б. Рагде

Ой, как сложно рассказать ничего не заспойлерив!

Есть бедный, на грани выживания, хутор.

А, впрочем, нет.

Всё начинается с рассказа о Маргидо. Он заведует похоронным агентством. Его вызывают родственники умершего, а иногда врачи или священник. Люди очень ждет его. Он спокоен, уважителен, а простые и понятные действия (выбрать гроб, выбрать псалмы, выбрать цвет цветов) помогают людям в горе найти ориентиры. Маргидо умеет слушать, умеет ждать ответов, умеет скупо сострадать. Он очень помогает в беде.

Ему звонят и просят приехать в больницу. Ей осталось совсем немного.

Эрленд живет в Копенгагене со своим мужем Крюмме. Эрленд дизайнер, он оформляет витрины круты[ магазинов, он может сам выбирать себе заказы. Он умеет подсвечивать бриллианты так, чтобы искры падали на стены с нужным ему отблеском, он умеет выбирать, что именно поместить на витрину, а что убрать. Он любит своего партнера, смешного невысокого полного мужчину, мечтающего о кожаном плаще, как из Матрицы. Они готовятся встретить Сочельник, дарят друг друг подарки, готовят корзиночки из теста и седло барашка, наряжают елку.

Ему звонят и сообщают, что осталось недолго. Просто чтобы он знал.

Тур работает на бедном хуторе, на грани выживания. Он разводит свиней, он умеет с ними обращаться и любят за ними ухаживать, он гордится ими и наслаждается своей тяжелой грязной работой. Он живет с отцом, полоумным пожилым человеком, и матерью, энергичной женщиной, полной сил в каждом движении. У него есть дочь, которую он видел лишь раз в жизни. Все, что его по-настоящему заботит, – это его свинки.

Что происходит в семье, когда умирает мать, и в дом съезжаются три брата, не видевшие друг друга много лет, и испытывающие активную неприязнь друг к другу, и дочь одного из них, чье существование раньше скрывали ото всех? Что происходит с наследством? Как они переживают горе?

Ох, когда в середине книги и до самого конца кажется, что теперь-то все примерно понятно, последние пара страниц выворачивают наизнанку все повествование.

Это очень круто.

Это очень-очень круто.